Гуманистическая зоопсихология. Приенение на практике.

О подходе.

Гуманистическая Зоопсихология

- это новый подход в системе отношений человека и домашних животных.

Он разработан на основании синтеза современных подходов зоопсихологии и психологии, и позволяет использовать в построении отношений с собакой философию партнерства двух видов.

 

Ключевыми целями этого метода является формирование доверия и взаимопонимания между собакой и его хозяином, обучение владельца современным методам воспитания собаки для максимальной адаптации собаки к реалиям и правилам современного человеческого общества.

 

Гуманистическая Зоопсихология – это подход, главным фокусом внимания которого является не только собака и ее проблемы поведения, а отношения собаки и ее хозяина/хозяев с присущими обоим партнерам психологическими и индивидуальными особенностями.

 

Большинство людей заводят собаку, как друга и члена семьи и, конечно, все мы стремимся к тому, чтобы наши отношения были счастливыми и очень близкими. Создание таких отношений является залогом полноценного психического развития собаки и, в некотором смысле, является залогом отсутствия серьезных сложностей и стрессовых состояний в этих отношениях.

 

Наш подход был разработан в связи с тем, что большинство подходов, которые сейчас используются в кинологии, к сожалению, по-прежнему ориентированы на систему доминирования и подчинения. Эти подходы были адаптированы в нашу современную жизнь из систем воспитания служебных собак (полицейских и армейских собак). Служебная собака, как инструмент и даже оружие, не имела права на ошибку и, поэтому ее дрессировка и воспитание были ориентированы на «поломку» воли и инициативного поведения собаки. Эта техника используется, как гарант послушания собаки и, соответственно, гарант абсолютного контроля во всех сферах жизни, как в семье, так и в обществе.

 

Но большинство владельцев, которые обращаются ко мне за консультацией находятся в замешательстве и не знают, что делать, потому что с одной стороны со всех сторон им твердят о том, что по-другому воспитывать собаку нельзя иначе будет хуже, с другой стороны, они совершенно не хотят, чтобы собака стала «роботом» или «солдатом», который слушается из страха перед наказанием.

 

Многократно при этом я слышу от владельцев: «собака доминирует», «собака села на шею», «ей нужно сразу показать, кто тут главный, иначе сядет на шею», «моя жена слишком много позволяет собаке, поэтому она ей манипулирует и делает, что хочет», «собака обязана подчиниться» и т.д.

 

Конфликты, которые естественным образом возникают в каждой семье и в отношениях с собакой, как правило, решаются двумя способами: 1) выигрывает хозяин, собака подчиняется, 2) выигрывает собака, хозяин подчиняется.

И в том, и в другом случае есть победитель и есть проигравший. И, к сожалению, большинство владельцев либо считают, что победителем всегда должен быть хозяин, либо мечутся между двумя этими способами, потому что убеждены в том, что «третьего не дано».

 

Почему метод I далеко не всегда эффективен?

Хозяева, полагающиеся исключительно на метод I, покупают победу слишком дорогой ценой. Этот метод, условно говоря, можно назвать «упал-отжался». Все мы прекрасно знаем, что дисциплина в армии достигается двумя путями: запугиванием и лишением самостоятельности и инициативности. Именно этого добивались военные и полицейские, воспитывая служебных собак.

Послушание из страха, на первый взгляд, является очень эффективным, а главное, быстрым способом добиться желаемого поведения от собаки. Но чаще всего цена, которую мы за этом платим, слишком велика. При такой системе воспитания в первую очередь страдают отношения собаки со своим хозяева.

Ситуация систематического подавления потребностей и желаний собаки приводит к сильнейшему снижению ее самооценки, снижению самостоятельности и инициативности, и чаще всего приводит к хроническим страхам и фобиям и, так называемому, «синдрому забитой собаки». Собака слушается в «шаблонных ситуациях», но попадая в новую для себя ситуацию, теряется и, чаще всего, ведет себя неправильно, а иногда даже рискует своей жизнью. К счастью, большинство владельцев говорят мне на консультациях, что никогда не хотели, чтобы собака их боялась. Они просто не видели другого способа, чтобы добиться послушания.

 

Важно и то, что «психология силы» очень часто имеет свои ограничения. В первую очередь это касается ситуаций, когда хозяин не находится с собакой рядом. Если не будет последствий, зачем вести себя так, как заставляет это делать хозяин? Во-вторых, все мы  прекрасно знаем, что очень часто сила и скорость собаки превосходят человеческие и, если собака не захочет послушаться хозяина, физических сил у человека не хватит, чтобы заставить ее это сделать.

 

Почему метод II не эффективен?

Что происходит с собакой в том случае, если она всегда побеждает в конфликтах и всегда получает только то, чего хочет она? Совершенно верно таких собак чаще всего называют «избалованными». Собака, которая привыкла всегда получать то, чего хочет она, прекрасно умеет управлять поведением своего хозяина и знает, каким именно поведением добиться желаемого (безудержным лаем, нытьем, «несчастным» видом и т.д.). К сожалению, чаще всего владельцы именно таких собак называют «доминантными» и считают, что подобная ситуация вредит лишь хозяину, а собака-то живет «припеваючи». На самом деле, ничего общего с доминированием и лидерством подобное поведение не имеет. Такая собака просто эгоцентрична и знает способы получения желаемого. Она, как маленький ребенок, который прекрасно знает, что, если устроить в магазине истерику, мама обязательно купит игрушку.

 

Неверно, также, считать, что подобное воспитание вредит только хозяину. В таких отношениях несчастны оба: хозяин, чьи интересы никогда не учитываются и он вынужден постоянно придумывать способы удовлетворения желаний собаки в ущерб своему времени, потребностям, а иногда даже счастью; собака, которая живет в подобных условиях систематически испытывает стресс из-за недовольства и даже гнева хозяина (которые, конечно, часто на нее обрушиваются), из-за отсутствия адекватного и понятного руководства хозяина в критических ситуациях. Такая собака не в состоянии развить в себе терпение и самостоятельность в решении различных жизненных задач, так как за нее всегда решает хозяин.

Очень часто владельцы собак мечутся от способа I к способу II и обратно, так как с одной стороны, не хотят, чтобы собака слушалась только из страха, с другой стороны, не хотят ущемлять и свои потребности и интересы.

Разработанный нами метод воспитания собак в рамках психологии межвидового партнерства и на основании синтеза современных подходов зоопсихологии и психологии позволяет использовать в построении отношений с собакой новый метод, основанный на партнерстве двух видов. Ключевой задачей этого метода является формирование доверия и взаимопонимания между собакой и его хозяином.

 

Как все мы прекрасно понимаем, собака, к сожалению, не может рассказать словами что ее беспокоит, чего ей не хватает и в чем она нуждается. Но своим поведением и различными сигналами, она всегда нам это показывает. Очень часто проблемы в отношениях начинаются именно тогда, когда хозяин неверно интерпретирует поведение или сигналы собаки и соответствующим образом реагирует на них. Именно поэтому первостепенной задачей метода III (метод «без проигравших») является обучение владельцев психологии и пониманию другого вида.

 

 

Владелец собаки, который учится понимать свою собаку, становится более последовательным в своих действиях и требованиях, более терпимым к поведению собаки и более чутким к ее потребностям. Это рождает взаимное доверие, которое приводит к пониманию и хозяина самой собакой. Поведение хозяина становится для собаки предсказуемым, что снижает уровень тревоги и недопонимания.

При условии доверия и взаимопонимания, ситуация разрешения конфликтов, которые, так или иначе, всегда сопутствуют любым отношениям, становится не такой сложной и непреодолимой. Когда хозяин понимает, что происходит с собакой, в чем она нуждается, также осознает, в чем нуждается он и даже при условии, что эти потребности или взгляды не совпадают, он всегда можем предложить собаке решение, которое устроит обоих.

 

Пример применения метода III:

Многим известна проблема, связанная с тревогой собаки в отсутствии хозяев дома. Эта проблема очень распространена и встречается так часто в виду того, что собака, которой от природы не свойственно оставаться одной (без старших членов стаи) действительно испытывает сильнейшую тревогу в одиночестве дома. Таким образом, мы сталкивается с ситуацией конфликта двух партнеров в отношениях: собака не хочет оставаться дома одна, потому что ее это пугает, а хозяин вынужден ходить на работу и по делам и не может оставаться всегда дома с собакой.

 

        Применение метода I заключалось бы в том, что поведение собаки в одиночестве (вой, лай, порча вещей и имущества) рассматривалось бы в качестве форм неповиновения и непослушания (а то и доминирования) собаки. Методом борьбы в этом случае стали бы: клетка, электрошокер, подрезание связок, наказание и ругань.

        Применение метода II заключалось бы в том, что хозяин находил бы возможность (часто в ущерб собственным интересам) оставаться всегда дома с собакой, брать ее на работу и т.д.

 

Метод III основан, во-первых, на верном понимании состояния собаки, ее потребностей, желаний и страхов, что, в первую очередь, полностью исключает любые формы наказания и агрессии со стороны хозяина (если в такой ситуации хозяин наказывает собаку, он наказывает ее за то, что она боится).

 

Следующим шагом в урегулировании «конфликта интересов» становится поиск, удовлетворяющих обе стороны возможных способов решения проблемы. И очень часто на этом этапе мы должны быть готовы к тому, что найденный способ будет не первым и очень индивидуальным, который подойдет именно этому хозяину и этой собаке.

 

Вот варианты решений, которые помогли в подобной ситуации многим владельцам и их собакам:

насыщенная утренняя прогулка перед уходом на работу

поисковые, занимательные игры, которые оставлены собаке на время одиночества

применение «ритуала расставания», который помогает собаке чувствовать себя более безопасно и уверенно

оставленные включенными электроприборы на время отсутствия хозяев (телевизор, радио, ночники, музыка и т.д.), которые создают иллюзию присутствия хозяина дома

музыкотерапия и т.д.

 

Все эти способы, применяемые отдельно и в комплексе становятся ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ хозяина по нахождению взаимоудовлетворяющего способа преодоления сложной ситуации.

 

В том случае, если испробованный способ не срабатывает, мы предлагаем собаке новый, как возможный вариант, который может ей помочь. Ведь в действительности только сама собака знает, что поможет снизить уровень ЕЁ тревоги в одиночестве.

При разрешении подобной проблемы, мы приходим к тому, что найденный способ, с одной стороны не ущемляет потребностей ни одной из сторон «конфликта интересов», с другой стороны, помогает сохранить доверие и взаимопонимание в отношениях собаки и ее хозяина.

 

С наилучшими пожеланиями,

зоопсихолог, психолог-консультант, кинолог,

Лидия Ушакова

 

Выступление Лидии Ушаковой на конференции Российского Общества Человекоцентрированного Подхода с представлением подхода, 2017

Представление подхода на конференции Общества Человекоцентрированного подхода, сентябрь, 2016

Основные положения.

Гуманистическая зоопсихология

- это новое направление в системе помощи отношениям собаки и ее хозяина (семьи). Главный фокус внимания этого подхода и его отличие от большинства других - это отношения между собакой и ее человеком.

 

И хотя ни для кого не секрет, что нежелательное поведение домашних животных часто проистекает из недостаточного взаимопонимания между хозяином и собакой, на мой взгляд, этому вопросу уделяется слишком мало внимания. 


По существу, сталкиваясь с проблемой поведения собаки, мы сталкиваемся с проблемой ее дезадаптации в человеческом обществе. Подавляющее число проблем, с которыми ко мне обращаются владельцы, никогда не возникли бы у собаки, живи она в естественной природе. Все эти проблемы связаны с тем, что по тем или иным причинам мы не можем выстроить с собакой такие отношения, которые позволили бы ей адаптироваться в нашем обществе, соблюдать наши - человеческие нормы жизни, которые подчас противоречат ее видовым потребностям. И в этом случае между нашими видами очень часто встаёт проблема конфликта интересов, например: между хозяином, которому нужно ходить на работу или провести вечером с друзьями и его собакой, которой не свойственно оставаться дома одной, потому что это противоречит естественной потребности вида держаться вместе (когезия). Это конфликт интересов, который можно и нужно решать. Но способы, которые, как правило, используются в современной кинологии являются не компромиссом, а жестким ограничением собаки в потребности, которая для неё очень важна.

 

Гуманистическая зоопсихология, ставя во главу угла не только проблемы собаки, но и проблему доверия, взаимопонимания и принятия в отношениях между семьей и собакой, помогает найти максимальные комфортные, в большинстве случаев уникальные, способы, которые подойдут именно этой семье и этой собаке. 


Ни в коем случае не пренебрегая современными методами воспитания, дрессировки и коррекции поведения собаки, но интегрируя их с гуманистической психологией и психологией отношений, этот подход уделяет большое значение сложностям владельца: его страхам, опасениям, раздражению и растерянности в этих отношениях.

 

Гуманистическая зоопсихология обрела своё название благодаря гуманистическому отношению к владельцу, который испытывает сложности, а часто отчаяние в отношениях с собакой, которую очень любит и стремится лучше ее понимать.

 

Этот подход также призван помогать и повышать эффективность работы специалистов (зоопсихологов и кинологов), которые очень часто испытывают трудности в работе.
Например, специалисты часто испытывают трудности в том, что касается выполнения рекомендаций клиентами.

Очень часто мы сталкивается с ситуацией, когда очень мотивированные и любящие владельцы собак по непонятным причинам не выполняют "домашние задания" и не занимаются с собаками в промежутке между консультациями.


Я часто слышу, что подобные проблемы объясняются ленью или безразличием со стороны хозяев. И часто такая ситуация становится непреодолимой для специалистов, потому как без выполнения заданий, конечно, ничего не может изменится в отношениях между владельцем и собакой. 

Порой я с сожалением обнаруживаю, что в случае подобных проблем специалисты убеждены в том, что хозяева обязаны строго выполнять предписания, наряду с тем, как обязанность пациента слепо выполнять все предписания врача, ввиду квалифицированности и осведомленности врача с одной стороны, и отсутствия знания со стороны пациенты - с другой.

В этой статье я хочу показать, что любые помогающие профессии (доктора, психологи, преподаватели и т.д.) , в основе которых лежат отношения, могут строиться на принципах недирективности и наибольшую эффективность они приобретают именно в этом случае.

 

Аксиомой гуманистической зоопсихологии является представление о том, что специалист, каким бы образованным и опытным он ни был, не может знать ответов на все вопросы и не может знать заранее быть уверенным в том, что будет лучше для каждого конкретного клиента.

Ответы и пути решения проблем всегда рождаются из контакта и отношений с каждым конкретным и индивидуальным клиентским запросом.. Ригидные и жесткие схемы коррекции и помощи представляются мне шорами на глазах, которые лишают нас возможности увидеть большее, понять жизненный мир отношений собаки и человека полностью, таким, какой он есть.

Конечно, каждый специалист обладает огромным багажом знаний и опыта в отличии от хозяина, который обратился к нам, потому что не может самостоятельно решить возникшие сложности. Но мой опыт работы показывает, что каждый клиент, каждые отношения собаки и человека уникальны, также как уникален и каждый человек. И несмотря на наличие совершенно четких закономерностей функционирования психики человека и собаки, готовых решений и ответов в любой ситуации быть не может.

 

В своей практике я многократно сталкивалась с ситуациями, когда одни и те же рекомендации, в казалось бы идентичных случаях, могли приводить к строго диаметральному эффекту. 

Почему клиент должен нам верить? Почему он должен слепо следовать нашим рекомендациям? Я убеждена в том, что любые помогающие отношения могут иметь успех только в том случае, когда они построены на доверии, эмпатии и принятии клиента таким, какой он есть. Оценка и осуждение хозяина или собаки чаще всего приводит к разрыву контакта и доверия со специалистом.

С другой стороны, отсутствие критики и осуждения, принимающее, чуткое отношение к клиенту и его отношениям с собакой помогает нам почувствовать и понять его страхи и опасения, которые могут приводить к нежеланию или невозможности выполнять те или иные рекомендации.

Я убеждена в том, что отсутствие мотивации к выполнению рекомендаций не всегда является полной ответственностью только на стороне клиента. 
Работа специалиста помогающей профессии строится на чутком понимании состояния и различных сложностей клиента, которые могут помешать ему двигаться в нужном направлении. Следование за клиентом и работа не только с проблемой собаки, но и с различными эмоциональными переживаниями хозяина, становится необходимостью в нашей профессии. 

Жесткие предписания будто бы снимают ответственность со специалиста, но никак не помогают клиенту.
Я хочу особо подчеркнуть, что даже в том случае, когда мы совершенно четко знаем, что в данном случае необходимо выполнение того или иного предписания или упражнения, если клиент в силу опасений, тревоги, недоверия не может их выполнять, это сигнал о том, что рекомендации не является наилучшим выбором для клиента в этом конкретном случае. 

Именно поэтому совместный поиск наилучшего решения в данной ситуации является, по моему глубокому убеждению, необходимой составляющей работы зоопсихолога и кинолога. 

И в настоящее время мне видится основной проблемой развития зоопсихологии в нашей стране - убежденность в том, что, что специалист может дать готовое решение для любой проблемы и "исправить" собаку.

Однако эта работа, по сути, является терапией отношений человека и собаки и здесь необходимо применение принципов гуманистической психотерапии. 

И я верю, что чуткое следование за клиентом, внимание к его страхам, опасениям и индивидуальным особенностям, принятие его, таким, какой он есть без оценки и осуждения, является наиболее эффективным подходом в решении проблем этих сложных отношений между собакой и человеком.

С наилучшими пожеланиями, 
Ушакова Лидия
Зоопсихолог, психолог-консультант, кинолог