В своей жизни и практике я еще не встречала ни одного хозяина собаки, который бы поспорил с тем, насколько чувствительны и точны собаки в восприятии наших, человеческих эмоций.


Все мы, любители собак, с первых дней нашего общения, наблюдая за поведением собаки, убеждается и утверждаемся в мнении, что они с легкостью понимают, что мы чувствуем. Это общепринятое наблюдение очень часто приводит в замешательство людей с научным складом ума, специалистов в области изучения психологии собак. Нередко я слышу мнения, что это способность является мистической и не поддается научному осмыслению.
В своей небольшой статье я хочу рассказать читателю о том, что в этой способности собак, по моему глубокому убеждению, нет никакой мистической составляющей и эта способность является ничем иным, как способностью к эмпатии.


Понятие эмпатии, впервые описанное Эдвардом Титченером – англо-американским психологом, определяется как способность чувствовать эмоциональное состояние другого человека без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания. Другими словами, эмпатия – это процесс в ходе которого мы можем почувствовать то, что чувствует другой человек, но при этом отчетливо понимаем, что это не наши чувства. В настоящее время в психологии до сих пор существует масса споров, обсуждений и научных исследований этого феномена, но в любом психологическом подходе, начиная с психоанализа и заканчивая гуманистическими подходами, эмпатии уделяется большое значение, как важнейшему инструменту психотерапии и залогу глубокого, понимающего межличностного общения людей в целом.


Важно понимать, что эмпатия не является сочувствием другому человеку. Мы не просто ставим себя на место другого предполагая, что он мог бы чувствовать (собака не способна поставить себя на место человека исходя из качественно другой структуры восприятия реальности). Эмпатия предполагает непосредственное ощущение именно тех чувств и эмоций, которые испытывает другой человек в настоящий момент.
По моему глубокому убеждению, подобная способность возникает в нас благодаря очень тонкой альтруистической настройки на другого человека, которая позволяет нам чаще всего на неосознанном уровне «считывать» и определять мельчайшие изменения невербальной (мимики, жестов, тембра голоса и вербальной (речь) составляющих нашего общения.


Собаки же, как многие знают, используют в качества средства общения друг с другом и с нами в большей степени именно невербальные возможности своего тела. Это, так называемый, «язык тела». Мельчайшие изменения положения различных частей тела, сложные ритуальные и поведенческие формы общения – это и есть тот язык, которым они передают друг другу и нам сообщения. Этот сложный язык, которому нам, чаще всего приходится долго учиться. Все мы знаем, например, что поджатый хвост означает страх, но это лишь вершина айсберга, которую мы наблюдаем. А для них подобный способ общения является таким же простым и привычным, как для нас речь и слова.


Их восприятию свойственно отслеживать минимальные изменения мимики, тембра голоса, жестов, частоты дыхания и сердцебиения (которые они прекрасно способны слышать), изменение гормонального состава в крови (которое они прекрасно способны уловить по запаху). А та удивительная, полная альтруизма и преданности связь, с которой они относятся к нам, дает им возможность с огромным вниманием относиться к тому, что чувствует сейчас их хозяин.


Они не способны поставить себя на наше место, они не способны понимать (без специального обучения) значение и смысл слов и предложений и, конечно, же они не способны «читать мысли», но это не мешает им очень тонко и точно чувствовать все то, что в данный момент чувствует другой человек. Это способность эмпатического сопереживания человеку – своему хозяину, помогает им лучше понимать нас и я убеждена, что именно эта способность привела к тому, что именно собаки являются самыми распространенными и желанными домашними животными во всем мире.


Чем больше я изучаю и наблюдаю этот феномен в своей работе, тем больше я убеждаюсь в том, что эмпатия не может и не должна быть лишь односторонним процессом. Мы-люди также способны научиться чувствовать их эмоциональное состояние, как это происходит между психотерапевтом и клиентом, матерью и дочерью, мужем и женой. Нашу эмпатию осложняет лишь то, что нам сложнее «выучить» их язык и их телесные способы выражения. Но все мы без исключения способны этому научиться, научиться чувствовать состояния и переживания наших собак, ровно также, как это умеют делать они. Именно эту область своей работы я считаю одной из самых важных, потому что не смотря на то, что это не всегда бывает просто, но именно эмпатия рождает глубокое взаимопонимание и настройку собаки на человека и человека на собаку. А взаимопонимание в свою очередь – это залог комфортной и счастливой жизни с собакой.

 

С наилучшими пожеланиями,
зоопсихолог, психолог-консультант, кинолог,

Ушакова Лидия